vcvetu.ru:
Советы
Доклады
Лекции

Растения
Цветы
Дерьвья
Огород
Удобрения
Уход

опубликовать

Содержание раздел Общие вопросы права и другие актуальные проблемы Берзин В. А


НазваниеСодержание раздел Общие вопросы права и другие актуальные проблемы Берзин В. А
страница1/20
Дата18.07.2013
Размер3.48 Mb.
ТипТексты
vcvetu.ru > Уход > Тексты
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


СОДЕРЖАНИЕ

Раздел 1. Общие вопросы права и другие актуальные проблемы
Берзин В.А. О совершенствовании регламентации виноделия..............................................................................................5

Дойников П.И. Законодательство Европейского Союза в области охраны окружающей среды.................................................................18

Замрий О.Н. Презумпция невиновности и информация о доходах, полученных в результате легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем...................................................................................................22 Серов А.А., Смирнов С.Н. Некоторые вопросы применения вычислительных технологий в историко-правовом исследовании.......................................................................................27

Соловьев А.А. О причинах актуализации развития спортивного права в России..................................................................................................33 Дергачева И.П. Исторические аспекты формирования представлений о конкуренции правовых норм................................................................45

Орлова М.А. Генезис идеи равенства и ее формирование в принцип права...................................................................................................50

Осипян О.О. Право граждан Российской Федерации на образование.........................................................................................54

Харитошкин В.В. О некоторых проблемах использования оперативно-розыскных мероприятий по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств.........................................................................58
Раздел 2. Вопросы гражданского и семейного права

Кабытов Н.П. Последствия несогласованности существенных условий договора строительного подряда: теория и практика арбитражных судов....................................................................................................64

Куликов Д.А. Содержание и осуществление субъективного права требования (соотношение правовых явлений)......................................71

Ординарцева Т.И. Некоторые вопросы регистрации актов гражданского состояния в семейных отношениях с участием иностранного элемента........................................................................79

Питаев К.Ю. Защита правообладателей от неправомерного использования принадлежащих им фирменных наименований.............85

Савельева Н.М. Раздел общего имущества супругов: проблемы правоприменения.................................................................................98

Сергеева В.А. Семейно-правовые договоры: актуальность и направления исследования проблематики..........................................114

Смирнов Р.С. Изменение представлений о праве собственности в период конца XIX начала XX века....................................................................................................119

Татаринцева Е.А. Семейно-правовые аспекты похищения детей по английскому праву.............................................................................130

Ткачук В.Ф. Основные проблемы перехода права пожизненного наследуемого владения на земельные участки при наследовании.....................................................................................144

Убалехт О.В. Основания прекращения алиментных обязательств родителей в отношении детей в России и странах континентальной правовой семьи..................................................................................151

Цветков В.А. Некоторые вопросы гражданско-правовой ответственности сельскохозяйственных производственных кооперативов.....................................................................................158
Раздел 3. Материалы круглого стола: «Проблема рационального использования водных и лесных ресурсов»...............................................................................164
Раздел 4. Информация о научно-консультативном совете при Арбитражном суде Тверской области...................................................................................206

Раздел 1. Общие вопросы права и другие актуальные проблемы

В.А.Берзин
О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ВИНОДЕЛИЯ

В настоящее время винодельческая отрасль России находится в нестабильном состоянии, не преодолев не только последствия ударов стихии несколько лет назад и продолжающегося экономического кризиса, но и отдаленные последствия антиалкогольной кампании 1985–1986 гг.

Наиболее острыми для виноградарско-винодельческой отрасли вопросами являются вопросы сокращения площадей виноградников, объемов производства винограда, и как следствие этого – снижение производства качественных, известных на всю страну виноградных вин и коньяков. Причем эти проблемы касаются не только Кубани, на долю которой приходится почти половина производства винограда и его переработки на Северном Кавказе, но и всех соседних винодельческих регионов. Во многих из них отрасль стала низко рентабельной, а то и убыточной. Без помощи государства, без его участия российским производителям не справиться с этими проблемами, неконтролируемого экспорта в Россию вин из Молдовы и ряда стран Европы, идущего явно в ущерб отечественным виноделам1.

Как добиться рентабельности и мировой конкурентоспособности российской винодельческой отрасли, как защитить ее от ударов стихий, в том числе рукотворных в сфере экономики?

Одним из эффективных правовых средств решения указанных задач за рубежом зарекомендовало себя принятие профильного законодательного акта о вине и о поддержке винодельческой отрасли.

Австрия – Федеральный закон «О виноделии»;

Аргентина – Закон Аргентины «Общий закон о винах и других напитках» от 6 ноября 1959 г. № 14.878;

Армения – Закон Армении «Об алкогольных напитках из виноградного сырья» (принят Национальным Собранием 10.06.2008; подписан Президентом Республики Армении 15.07.2008);

Болгария – Закон Болгарии «О вине и спиртных напитках» от 16 сентября 1999 г. (с последующими изменениями);

Грузия – Закон Грузии «О виноградной лозе и вине» от 12 июня 1998 г. № 1438-IIс (с последующими изменениями);

Испания – Закон Испании от 10 июля 2003 г. № 24/2003 «О винограднике и вине»;

Молдавия – Закон Республики Молдова «О винограде и вине» № 57-XVI от 10 марта 2006 г.;

Португалия: Декрет Португалии № 16684 от 2 апреля 1929 г.; Декрет-Закон Португалии № 42590 от 16 октября 1959 г.; Декрет Португалии № 43067 от 12 июля 1960 г.; Декрет-Закон Португалии № 39/84 от 2 февраля 1984 г.; Закон Португалии от 5 марта 2004 г. № 7/2004 «О наделении правительства правом принимать акты по борьбе с нарушениями законодательства о виноградниках, производстве, торговле, переработке и транзите вина и иной винодельческой продукции и деятельности в этом секторе»; Декрет-Закон Португалии № 212/2004 от 23 августа 2004 г. «Об институциональной организации сектора виноделия»; Декрет-Закон Португалии № 213/2004 от 23 августа 2004 г. «О договоренности о преступлениях, связанных с нарушениями порядка производства, переработки и транзита вина и других продуктов виноделия и деятельности в этом секторе»;

Украина – Закон Украины «О винограде и виноградном вине» № 2662-IV от 16 июня 2005 г.;

Франция: Декрет-Закон Франции от 30 июля 1935 г. «О защите рынка вин и о торговом режиме алкогольной продукции»; Декрет-Закон Франции от 28 сентября 1935 г. «О защите рынка вина»; Декрет Франции от 21 апреля 1972 г. № 72-309, определяющий применение Закона Франции от 1 августа 1905 г. относительно подлогов и фальсификаций вин, игристых вин, шампанских вин и ликерных вин; Декрет Франции от 24 октября 1994 г. № 94-915 о регулировании оборота вин контролируемых по происхождению наименований; Декрет Франции от 13 августа 1996 г. № 96-737 о регулировании оборота вин контролируемых по происхождению наименований (редакция на 22 августа 1996 г.); и мн. др. нормативные правовые акты, в том числе систематически принимаемые Декреты по конкретным маркам вин контролируемых по происхождению наименований.

Профильные нормативные правовые акты, регулирующие вино и виноделие, действуют также в Италии, Бразилии и многих других странах.

В России Закон о вине впервые был принят в 1914 году – «Закон о виноградном вине» от 24 апреля 1914 г. Однако этот законодательный акт утратил свою силу после октябрьского переворота.

Дискуссия о необходимости принятия федерального закона о винограде и вине (нам представляется более подходящим название – «О вине и виноделии») и о возможном содержании такого федерального закона началась в нашей стране уже достаточно давно1, но пока не привела к ощутимым результатам.

Одной из причин является несогласованность позиций участников дискуссии по ряду вопросов, что требует дополнительного обсуждения.

Но в любом случае, принятие такого акта необходимо. По словам С. Лысенко, отсутствие внятной и последовательной государственной политики в сфере регулирования производства и оборота алкоголя тормозит развитие отрасли, снижает ее конкурентоспособность. Надо чётко разделить производство на основе этилового спирта и производство благородных напитков, сырьём для которого является виноград1. По мнению А. Гордеева, формирование правильной нормативно-правовой базы придаст новый импульс развитию виноградарства и виноделия в России2.

Считаем важным рассмотреть проблемы, факторы и иные обстоятельства, обуславливающие необходимость принятия федерального закона «О вине и виноделии», а также доводы против принятия такого федерального закона и предполагаемые причины неуспеха инициативы Законодательного Собрания Краснодарского края от 28 мая 2003 г. по внесению в Государственную Думу ФС РФ проекта федерального закона «О винограде и вине».

Необходимость принятия федерального нормативного правового акта, учитывающего особенности винодельческого производства обуславливается особой спецификой этой отрасли, отличающей ее от любых других отраслей производства, в том числе сельскохозяйственного. Вкратце эти отличия можно сформулировать следующим образом.

1. В международных экономических отношениях винодельческая продукция является единственным пищевым продуктом, который принципиально оценивается не только по качеству, но и по происхождению. Причем это происхождение, привязка качества к определенному месту закрепляются во внутреннем законодательстве стран и в международных документах.

Это связано с тем, что по сей день полностью отсутствуют объективные химико-технологические способы верификации места происхождения вина, сортового состава винограда, использованного при производстве заявленных марок вин, сроков выдержки и соблюдения устоявшихся (заявляемых) технологий производства марочных вин, и мн. другие существенные особенности винодельческой продукции, напрямую влияющие на ее цену. Всё это просто невозможно оценить по химическому составу вина (чем и пользуются фальсификаторы вин). Но если место происхождения соков, пива, водки и других напитков потребителю, по общему правилу, не интересно, то указанные выше и ряд иных характеристик вина отнюдь не безразличны потребителям. И по критерию происхождения вина, года урожая, даже конкретного виноградника, и конечно – производителя, вина могут различаться в цене в тысячи и более раз.

Например, как отмечает В.А. Фуркевич, рислинги из Севастополя, а мускаты с Южного берега Крыма в несколько раз дороже аналогичных вин из Евпатории или Джанкоя. Нет этих проблем в ликеро-водочной и других отраслях, где подделка легко обнаруживается с помощью рутинных химических методов анализа. А «вино» часто полностью соответствует всем показателям стандартов, а в рот его взять невозможно. И доказать в суде, что это фальсификат, тоже нельзя. Поэтому подлинность вина может обеспечить только государственный контроль на всех этапах его производства, начиная от винограда и заканчивая продажей потребителю1.

Как писал А.И. Шахназаров, виноградное вино, как чисто сельскохозяйственный продукт, не в состоянии выдержать соперничества с поддельным вином, малоценным товаром, не требующим при выделке особых знаний и труда и не боящимся климатических и хозяйственных невзгод2.

2. Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», регулирующий сегодня производство и вина, не соответствует специфике процесса производства и реализации вина, не учитывает особенностей винодельческого производства.

Технологический цикл производства виноградного вина с момента посадки винограда до вступления его в плодоношение и выработки виноматериалов составляет не менее 5 лет. Производство вина связано с конкретной сельскохозяйственной деятельностью – производством винограда для технической переработки, требующего больших и рассчитанных на длительное время капитальных вложений. Виноградарско-винодельческие хозяйства затрачивают значительные финансовые средства на посадку виноградников, уход за ними, выработку виноматериалов и производство готовой винодельческой продукции натурального происхождения3.

3. Действующее федеральное законодательство Российской Федерации не принимает во внимание социальную значимость винограда и вина как ценных пищевых продуктов, обладающих полезными диетическими и лечебными свойствами и предназначенных во многих странах мира в качестве дополнения к продуктам питания4, не учитывает культурную роль вина в западной цивилизации.

Неуспех инициативы Законодательного Собрания Краснодарского края от 28 мая 2003 г. по внесению проекта федерального закона «О винограде и вине»5, по нашему мнению, не снял с повестки дня вопрос о принятии такого профильного федерального закона, но поставил целый ряд вопросов о том, каким указанный планируемый к принятию федеральный законодательный акт должен быть.

Достаточно проблематично сейчас выявить истинные причины блокирования этого законопроекта, тем более в условиях столь активных действий лоббистов интересов производителей напитков, выдаваемых за вина, но произведенных с грубейшими нарушениями технологий виноделия, и производителей откровенных фальсификатов.

Отрицательное заключение Правового управления Государственной Думы по указанному законопроекту по ряду позиций не выдерживало никакой критики, содержа некоторые некомпетентные суждения и явные натяжки.

Однако анализ обозначенного проекта федерального закона «О винограде и вине» позволяет выявить множество его объективных недостатков, из которых укажем для примера следующие.

1. Определение того, что именно в законопроекте понимается под виноградом: «свежий плод виноградной лозы рода Vitis (Tournef.) L., зрелый или слегка заизюмленный, используемый для употребления в пищу в свежем или переработанном виде, в том числе для изготовления виноматериалов, который может быть раздроблен или отпрессован с помощью технических средств и может вызывать самопроизвольное спиртовое брожение» (статья 1) – представляется ущербным. Здесь смешаны совершенно разные предметы оценки – природные характеристики, позволяющие отграничить виноград от других предметов, а также от других ягод («свежий плод виноградной лозы рода Vitis (Tournef.) L.»), и возможность достижения определенных результатов воздействия на него («может быть раздроблен или отпрессован»). Вообще все это определение неадекватно. Очень сложно представить себе какой-то вид винограда, которые не может быть раздроблен с помощью технических средств. Не ясно, почему исключаются способы обработки винограда без использования технических средств. Во некоторых винодельческих хозяйствах Италии, Грузии и других стран до сих пор используется способ раздавливания виноградных ягод ногами, что исключает риск раздавить виноградные косточки, существующий при использовании механических приспособлений и ведущий в случае такого раздавливания к появлению в вине негативных вкусовых свойств (к появлению горечи вина, к искажению запланированного вкуса).

Кроме того, по нашему мнению, не верно говорить, что плод виноградной лозы «может вызвать самопроизвольное спиртовое брожение» (где-то?). Речь должна идти о возможных процессах в самих плодах виноградной лозы.

И напрасно, как представляется, исключены недозревшие ягоды винограда. Имеются технологии приготовления вина из немного недозревших ягод. Известное в Португалии специфическое «зеленое вино» («vinho verde») производится лишь из северного винограда, причем из зеленых, недозревших ягод.

Одним словом, процитированное выше определение не выдерживает критики.

2. Определения понятий «вино» и «виноделие» (статья 1) совершенно исключало возможность называть вином продукцию из иных (помимо винограда) ягод, а также из плодов. Такое ограничение представляется не вполне обоснованным. Например, сливовое вино достаточно популярно в России. Законодательство многих стран мира допускает расширение перечня исходных ягод за пределы сортов одного лишь только винограда.

3. Статья 1 прямо допускала добавление сахара при производстве столовых вин: «В столовых винах допускается привнесение сахара или концентрированного виноградного сусла», что, на наш взгляд, являлось ошибочным подходом.

4. Следующее положение всей той же статьи 1: «К специальным винам относятся вина, имеющие приобретенную объемную долю этилового спирта от 15 до 22 процентов, полученную в результате как спиртового брожения собственных cахаров, так и за счет привнесенного этилового спирта», по существу, не оговаривало происхождение (природу) «привносимого» этилового спирта, то есть допускало использование этиловых спиртов, произведенных не из винограда, более того – из сырья не растительного происхождения. При этом, в пункте 1 статьи 21 законопроекта говорилось об осуществлении федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим управление агропромышленным комплексом, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления «контроль за представлением деклараций … об использовании этилового спирта из пищевого сырья». То ли контроль за представлением деклараций об использовании этилового спирта из непищевого сырья не предполагалось осуществлять, то ли здесь была спрятана бланкетная отсылка на нормы уже действующего какого-то нормативного правового акта. Но более нигде указания на требование использования этилового спирта, произведенного только из пищевого сырья, в законопроекте не встречалось (определение в статье 1 понятия «винного напитка» к данному аспекту не имеет отношения).

5. Вводимое проектом федерального закона понятие «напитка винного», определяемое как «готовая продукция виноделия, изготовленная не менее чем на 50 процентов из виноматериалов, а также пищевого этилового спирта, дистиллятов, ароматических и вкусовых добавок, красителей, сахара или сахаросодержащих веществ с добавлением или без добавления воды, с приобретенной объемной долей этилового спирта не более 22 процентов» (статья 1), не выдерживало критики, поскольку к этому понятию законопроектом относилась не продукция, полученная с нарушениями (сознательными отступлениями) от разрешенных технологий виноделия, а нечто, изготовленное не менее чем на 50 процентов из виноматериалов (а в остальном – из всяких добавок). Предложение законопроектом слишком размытого определения понятия вина с добавлением столь же неопределенного понятия «винный напиток» не содействовало наведению порядка в терминологии предмета регулирования исследуемого законопроекта.

6. В целом, закрепленный в статье 1 перечень дефиниций основных понятий, используемых в законопроекте, был слишком ограниченным, в отличие от аналогичных законов других стран. Между тем, предмет регулирования слишком сложен, поскольку связан с огромным количеством чисто технических понятий, используемых в отрасли виноделия, чтобы ограничиваться приведенным в статье 1 законопроекта перечнем.

7. Самый главный недостаток законопроекта состоял в том, что законопроект не создавал (не предлагал) системы правовых основ государственного стимулирования развития винодельческой отрасли в России, не содержал правовых механизмов такого стимулирования, то есть не обладал потенциалом развития отрасли. Законопроект так и не ответил на вопросы:

Как сделать российскую винодельческую продукцию соответствующей чаяниям российских потребителей, а потому востребованной ими настолько, чтобы существенно перераспределить внутренний российский рынок вин в пользу российской продукции, и сделать ее конкурентоспособной на зарубежных рынках?

Как обеспечить стимулирование серьезного роста численности и как обеспечить укрепление малых и средних винодельческих хозяйств в России, но не за счет увеличения масштабов «бодяжения» псевдо-вин из сухих концентратов и разной химии?

Как в самом ближайшем будущем сделать российскую винодельческую продукцию безопасной для потребителя и как избавить потребителя от фальсификата?

Как сформировать в населении культуру винопития?

Некоторым исключением, скорее, подтверждающим правило, можно считать пункты 4–6 статьи 9 законопроекта. Но этого явно недостаточно.

8. В законопроекте практически не был урегулирован такой важнейший аспект виноделия, как хранение винодельческой продукции. Слово «хранение» упомянуто только в определении понятия «оборот» (статья 1), применительно к раскрытию того, кто является участником отношений государственного регулирования в сфере товарного производства и оборота винограда и винодельческой продукции (пункт 1 статьи 4), к определению оснований лишения прав на выпуск винодельческой продукции определенной категории качества и перевода ее в низшую категорию качества (в случае «ее порчи во время хранения» – пункт 1 статьи 13), к установлению лицензирования видов деятельности по товарному производству и обороту винограда и винодельческой продукции (пункт 2 статьи 14), к особенностям лицензирования экспорта и импорта винодельческой продукции (пункты 1 и 2 статьи 16).

Между тем, зарубежный опыт свидетельствует, что эффективным средством государственной поддержки виноделия является содействие созданию отвечающих самым современным требованиям хранилищ.

9. Вина, имеющие наименование по месту происхождения, были упомянуты в законопроекте дважды, но лишь мимолётно (определение понятия «ампелографического заповедника» в статье 1 и в пункте 6 статьи 9 в положении о государственных ампелографических заповедниках). Представляется, что этого явно недостаточно для введения такой категории вин. Вообще, классификация (категорирование) вин в законопроекте дана крайне неудовлетворительно.

10. Вводимые пунктом 5 статьи 12 требования к магазинам или специализированным отделам, в которых разрешается розничная продажа винодельческой продукции, относились только к городам. Требования к магазинам в более мелких населенных пунктах были просто забыты. Учитывая специфику, в сельской местности могут быть иные требования, но они должны быть. Если ввести и приравнять к требованиям, предъявляемым законопроектом к городским магазинам (помещения должны иметь площадь торгового зала не менее 50 квадратных метров и т.д.), то это ликвидирует мелкие семейные винодельческие хозяйства, многие из которых (судя по практике Франции, Италии. Испании) продают существенную часть своей винодельческой продукции прямо на месте. Если же не вводить ограничения для сельской местности, то теряется смысл в таких ограничениях для городов. Одним словом, авторы законопроекта не сумели решить эту проблему.

11. Закрепленные в статье 15 законопроекта условия для лицензирования деятельности по товарному производству и обороту винограда и винодельческой продукции представляются слабо проработанными и не защищающими потребителя от продукции, выдаваемой за вино, но вином не являющейся. Законопроект не ответил на множество вопросов. Кто может получать такие лицензии – только юридические лица, либо юридические лица и индивидуальные предприниматели? Какие требования устанавливаются к соискателям лицензий? Должны ли быть какие-либо требования по наличию определенного недвижимого имущества и прав на него?

12. По нашему мнению, норма пункта 1 статьи 16: «Деятельность по закупке, хранению и экспорту винодельческой продукции, а также деятельность по импорту, хранению и поставкам виноматериалов или дистиллятов, осуществляемая хозяйствующими субъектами, имеющими лицензии на производство винодельческой продукции, не лицензируется» – являлась вредной, учитывая отсутствие внятно сформулированных и закрепляемых требований к соискателям лицензии на право производства винодельческой продукции (почти любому было бы доступно получение такой лицензии).

13. Статья 22 «Общественный контроль за исполнением настоящего Федерального закона» была подготовлена весьма слабо, не содержала детальной регламентации основ саморегулирования «некоммерческих организаций в форме союзов, ассоциаций, некоммерческих партнерств», а также общественных объединений и граждан, осуществляющих контроль за соблюдением настоящего Федерального закона в целях защиты интересов производителей и потребителей винограда и вина, а также основ их взаимоотношений с государством и органами местного самоуправления (пункт 1 статьи 22). Пункты 2 и 3 статьи 22 представляли собой просто абстрактные бессодержательные положения.

14. Вводимое законопроектом понятие «ампелографический заповедник» крайне неудачно определялось как: «виноградники с определенным сочетанием природных условий и сортового состава, позволяющие получать уникальные вина, имеющие наименование по месту происхождения». Думается, что ампелографический заповедник – это, скорее, экосистема, природно-климатический комплекс, включая, прежде всего, участок земли, а также климатические характеристики, особенности биогеоценоза и, собственно, сами виноградники, но всё в комплексе. «Виноградник с сочетанием природных условий» – это слишком невнятная очень формулировка, вызывающая много вопросов и нареканий.

При этом дальнейшего необходимого развития этот вопрос в законопроекте не получает. Только в пункте 6 статьи 9 кратко говорится о создании государственных ампелографических заповедников федерального и регионального значения.

15. Законопроект, в целом, был написан с точки зрения юридической техники весьма небрежно. К примеру, не ясно, почему авторы законопроекта в пункте 1 статьи 22 не отнесли общественные объединения к некоммерческим организациям (см. статью 2 Федерального закона «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ (с послед. изменениями)).

16. Статья 5 «Предметы ведения Российской Федерации в сфере товарного производства и оборота винограда и винодельческой продукции», статья 6 «Предметы ведения субъектов Российской Федерации в сфере товарного производства и оборота винограда и винодельческой продукции» и статья 7 «Полномочия органов местного самоуправления в сфере товарного производства и оборота винограда и винодельческой продукции» законопроекта требовали уточнений, более четкого разграничения предметов ведения, а также закрепления правовых механизмов взаимодействия указанных в статьях 5–7 субъектов реализации публичных правоотношений в этой сфере.

Например, статья 6 законопроекта относила к предметам ведения субъектов Российской Федерации «определение и установление технических требований к приборам и средствам измерения объемов и (или) количества произведенной винодельческой продукции», но это противоречило Федеральному закону «О техническом регулировании».

17. Требовали существенной переработки статья 23 «Ответственность за нарушение настоящего Федерального закона» и статья 24 «Изъятие из производства и конфискация из оборота винограда и винодельческой продукции» законопроекта.

Следует также отметить, что разработчики этого законопроекта отчего-то не учли позитивных механизмов и подходов Закона Краснодарского края «О вине» от 5 августа 1998 г. № 142-К3.

Считаем, что назрела необходимость принятия Федерального закона «О вине и виноделии». Этот Федеральный закон должен урегулировать общественные отношения в сфере виноградарства, виноделия и оборота винодельческой продукции в России, то есть отношения, связанные с содержанием виноградников и производством винограда, вина и других продуктов виноделия, должен определить права и обязанности виноделов, полномочия федеральных и региональных органов исполнительной власти, а также органов местного самоуправления и саморегулируемых организаций.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Научное издание индивидуальность новые модели и концепции
Абульханова К. А. (раздел 1), Калина Н. Ф. (раздел 7), Карпенко З. С. (раздел 6), Лэнгле А. (раздел 10), Орлов А. Б. (раздел 9),...

«Актуальные проблемы выращивания и переработки прудовой рыбы» Материалы научной конференции
Материалы Международной научно-технической Интернет конференции «Актуальные проблемы выращивания и переработки прудовой рыбы»

Кодекс украины 2 декабря 2010 года №2755-vi раздел I. Общие положения...
Украине, и порядок их администрирования, плательщиков налогов и сборов, их права и обязанности, компетенцию контролирующих органов,...

Программа поездки по теме «Воспроизводство и другие актуальные темы разведения крс» 23. 25 2012
Программа поездки по теме «Воспроизводство и другие актуальные темы разведения крс» 23. – 25 2012

Актуальные проблемы инновационного развития агропромышленного комплекса
Программа V всероссийской конференции студентов и молодых ученых с элементами научной школы

Предмет, метод и актуальные вопросы истории экономики
История экономических форм, хозяйственной деятельности с древних времён до наших дней

Совет ботанических садов России
Сибирского ботанического сада, «Ботанические сады и актуальные проблемы интродукции на современном этапе», которая пройдет 14-17...

Класс Тематический план Раздел: «Кулинария»
Общие понятия о процессе пищеварения. Пищевые продукты как источник белков, жиров, углеводов, витаминов, минеральных солей. Роль...

Комментарий к федеральному закону от 20 декабря 2004 Г. N 166-фз
Сухова Елена Александровна кандидат юридических наук, ст преподаватель кафедры земельного и экологического права гоу впо "Саратовская...

Актуальные вопросы выращивания ремонтного молодняка, содержания промышленного,...
Состояние и тенденции развития отечественного и зарубежного птицеводства, стратегия инновационного развития



База данных защищена авторским правом © 2013
обратиться к администрации
vcvetu.ru